Шив Палпатин / Palpatine
12:46, 03 февраля 2013

Шив Палпатин / Palpatine


Шив Палпатин (Palpatine) - он же Дарт Сидиуспоследний Верховный Канцлер Республики и первый император Галактической Империи.

Родился на планете Набу в 82 ДБЯ, в болотном мире Сектора Чоммель в Среднем Кольце. Отца звали Косинга, имя матери неизвестно. Оба родителя были высокого происхождения. Он не был единственным ребёнком в семье.

С раннего возраста Шив отличался от своих сверстников, братьев и сестер. Он ощущал в себе большую власть и верил, что может многое изменить не только в своей семье, но и в галактике. Позже отец признал, что считал его слишком высокого мнения о себе, а так же упомянул жестокий огонь в его глазах.

Умный и очень амбициозный, Палпатин желал, чтобы его семья занимала более активную позицию в политике Набу, и таким образом увеличивала своё богатство и власть, однако вскоре разочаровался, узнав, что он был одинок в этом честолюбии. Палпатин считал, что отец его не понимает, как и остальные члены семьи. Испытывая отвращение к некомпетентности своего отца, и взбешенный готовностью матери мириться с положением семьи, Палпатин с детства желал убить отца и скрывал это многие годы.

Информации о детстве и молодости Палпатина чрезвычайно мало. Предполагалось, что эти отчеты были уничтожены.

В 65 ДБЯ Дарт Плэгас - темный лорд ситх, под именем Хего Дамаск прибыл на Набу. В это время на Набу был пик выборов, и кандидаты на трон разделились на две фракции. Там Плэгас и встретил семнадцатилетнего студента Программы для юных законодателей по имени Палпатин, сына — Косинги Палпатина, который не хотел что бы его отец и его сторонники победили в выборах.

В стремлении узнать больше о молодом человеке Плэгас встретился с ним у Штаб-квартиры программы законодателей в Тиде и попросил провести экскурсию по Тиду на спидере.

 После первой встречи муун много узнал о молодом аристократе: он интересовался политикой, но стеснялся и скрывал это, любил искусство и желал, чтобы его мир был открыт для Галактики. Плэгас узнал о разногласиях сына и отца, длившихся в течение многих лет. Впечатленный амбициями, умом и способностями Палпатина, Плэгас предложил ему стать его шпионом, чтобы человек Плэгаса выиграл выборы и тем самым обеспечил интересы Капиталов Дамаска на Набу. Палпатин принял предложение при условии, что он будет отчитываться лично перед Плэгасом. Это заставило мууна предположить, что молодой человек видел в нем отца, которого у него никогда не было.

Через два дня после отъезда с Набу Плэгас постоянно думал о Палпатине, и после ссоры с сенатором Паксом Тимом из Протектората гранов из-за поддержки Гардуллы во время Мемориальных гонок памяти Фебоса на Маластаре, сит стал рассматривать юного набуанца на роль Верховного Канцлера, который приведет Галактику под власть ситов.

Вскоре Плэгас вновь прибыл на Набу, встретившись с отцом юного Палпатина, который пригрозил мууну держаться подальше от сына. После разговора с Косингой темный лорд сразу отправился на Чандрилу, где в это время находился Палпатин, участвующий в шуточных сенатских слушаниях по программе для юных законодателей, длившиеся месяц, и рассказал ему о случившемся. Молодой человек пришел в ярость от того что отец вмешивается в его дела, и Плэгас почувствовал эту ярость в Силе. Палпатин попросил помощи и совета, на что муун ответил, что молодой человек мог бы использовать эту ситуацию для освобождения от родительской опеки. После взаимной лести Палпатин открыл магистру, что он жаждет абсолютной власти, и Плэгас пообещал стать его союзником в этом стремлении, если тот в свою очередь избавиться от всех ограничений, главным среди которых его семья. Затем муун рассказал историю о своем освобождении: он сказал Палпатину что, следуя совету умирающего отца, использовал независимость и любые средства для защиты своих интересов, он отравил собственную семью, чтобы унаследовать все состояние Каара Дамаска. Плэгас уговаривал молодого человека, чтобы противостоять отцу и сломать воздвигнутые им барьеры, скрывающие его истинный характер.

Древнее соглашение ситов гласило, что ученики должны убивать кого-то близкого к ним, чтобы продемонстрировать готовность стать ситами.

Шив убил свою семью и связался с Хего, который обещал уничтожить все улики, указывающие на связь Палпатина с исчезновением его семьи. Также Плэгас увидел огромную мощь Палпатина в Силе. Обладая такими качествами как хитрость, вероломность, врожденное честолюбие и отсутствие сочувствия, он был готов присоединиться к ситу в качестве ученика. В каюте на борту «Квантового колосса» Палпатин стал на колени перед своим новым учителем и поклялся в верности Ордену ситов, а Плэгас дал ему новое имя - Дарт Сидиус.

Период ученичества Палпатина продолжался три десятилетия, с 65 ДБЯ по 32 ДБЯ. Учение Плэгаса было жестоким, зверскими, но, в конечном счёте, оно превратило Палпатина в одного из самых мощных лордов ситов. Учитель обещал ученику, что хотя его обучение будет серьёзным, они будут свободны от Правила двух. Разорвав замкнутый круг, предписанный Дартом Бэйном, они не скрывали бы ничего друг от друга, не испытывали ревности и недоверия в их отношениях и таким образом служили бы вместе Темной стороне. Сидиус учился у мууна в течение десятилетий, во время которых Плэгас преподавал своему ученику все, что он знал, чтобы вся власть, которую он обрел, не была потеряна.  Уроки Плэгаса принуждали Палпатина встретиться с его страхами, лишали его любых радостей и отнимали все, что ему дорого. Темный лорд учил Сидиуса, что такие эмоции как зависть и ненависть хоть и необходимы для освоения Темной стороны, но были лишь средствами для отказа от обычных понятий морали ради большей цели. Плэгас читал своему ученику лекции о средствах захвата власти, с конечной целью контроля над Галактикой.

Плэгас был поглощен идеей бессмертия. Он копался в запрещённых учениях и обладал знанием, которое могло спасти умирающих или даже возвратить к жизни умерших. Плэгас рассказал Сидиусу про свой эксперимент с мидихлорианами, на которые ему удалось повлиять и сотворить жизнь непосредственно с помощью Силы. Ребёнок, который появился в результате этого эксперимента, потенциально должен был обладать поразительной чувствительностью к Силе.

Сидиус начал подозревать, что реальное намерение Плэгаса состояло в том, чтобы «создать» себе нового ученика, заменив  его. Положение Сидиуса стало небезопасным, и он решил, что узнал всё, что мог от Дарта Плэгаса. Сидиус взял себе собственного тайного ученика в лице Дарта Мола.

В 33 ДБЯ тайный союзник Сидиуса, вице-губернатор Уилхафф Таркин, помог Палпатину организовать убийство Директората Торговой федерации, который пребывал на родном мире Таркина Эриаду во времяторгового саммита. Пираты «Чёрного Солнца» совершили набег на Торговую федерацию, которая и потребовала организации встречи— это было организовано Палпатином, как и приход к власти Нута Ганрея в качестве вице-короля.

Вскоре Палпатин тайно перечислил несколько миллионов кредитов  на счёт дома Валорумов. Помощник Палпатина, Сейт Пестаж, представил всё таким образом, что перевод денег было обнаружен политическим врагом Валорума, сенатором Орном Фри Таа, который, решив, что здесь пахнет воровством, сообщил об этом комитету собственной безопасности, тем самым нанеся роковой удар канцлеру Финису Валоруму, который и так уже с трудом удерживал власть.

В 32 ДБЯ Сидиус убедил неймодианских лидеров Торговой федерации блокировать планету Набу в знак протеста против решения Сената БР-0371, которое обложило высоким налогом главные маршруты торговли. Палпатин убедил канцлера Валорума в необходимости введения налогообложения свободных торговых зон, представив это как компенсацию разрешения на увеличения армии Торговой Федерации. Неймодианцы не знали, что Сидиус и Палпатин— одно и то же лицо.

Во время кризиса на Набу в 32 ДБЯ Торговая федерация осадила планету Набу на которую были высажены войска. Все шло по плану Палпатина, хотя джедаи вмешались в конфликт слишком рано, отправившись на переговоры с Федерацией. Сидиус приказал убить их, но как известно джедаи сбежали. Вторжение осуществлялось блестяще. В течение дня большинство главных городов, включая столицу Тид, оказалось в руках Федерации. Королеву Амидалу схватили вместе со всей её свитой, однако вскоре она бежала с джедаями отправившись на Корусант. Лорд ситов решил предоставить беглецов своему ученику Молу.

Несмотря на то что ученик нашел беглецов, им удалось добраться до Корусанта и предстать перед Верховным Канцлером. Палпатин встретился с королевой осажденой планеты и поставил Амидалу перед выбором: либо она выдвинет вотум недоверия канцлеру Валоруму и будет стремиться к выборам более эффективного лидера, либо она предоставит этот конфликт на рассмотрение суда.

«Вот они, бюрократы. Истинные правители Республики. И подкупленные Торговой Федерацией, смею добавить. Перед ними канцлер Валорум совершенно беспомощен».

Долгожданная специальная сессия Сената — последняя под руководством Валорума — имела только два пункта на повестке дня: слушание делегации с Набу и дебаты по продолжающемуся протесту Торговой федерации против постановления BR-0371. Немногие ожидали, что это будет чем-то большим, нежели обычной сенатской рутиной. Один Палпатин знал то, что произойдёт. В результате сессии Валорум был смещен с должности.

Перед выборами нового канцлера Амидала сообщила Палпатину о намерение избавить Набу от Торговой Федерации. Он  изобразил беспокойство и без энтузиазма попробовал воспрепятствовать ей улетать на родную планету. Так или иначе, она все-таки отбыла, а вместе с ней для защиты полетели Джинн и Кеноби. Амидала увезла с собой всех врагов Палпатина, увлекая их в смертельную западню. Сидиус и Дарт Мол связались с неймодианцами на Набу, проинструктировав их убить Амидалу, и уведомив, что Мол вскоре присоединится к ним, чтобы лично встретиться с джедаями. Лорд ситов отослал своего ученика, приказав тому удостовериться, что неймодианцы убили королеву, и что джедаи нашли смерть от руки сита.

В 32 ДБЯ Палпатин узнал об Энакине Скайуокере - рабе с Татуина, который был средоточием в Силе и родился в то же самое время, когда они насыщали галактику Тёмной стороной. Палпатин информировал об этом учителя и тот попытался лично встретиться с мальчиком, но ничего не вышло.

Обеспечив своё избрание Верховным Канцлером Галактической Республики, Палпатин решил, что пришло время завершать Великий план в одиночку. Узнав от Плэгаса все что мог и воспользовавшись связями своего учителя для получения места, где он хотел быть, Палпатин решил, что стареющий муун стал для него не чем иным как препятствием.

«Вначале ты должен получить власть над собой, затем над другим, затем над группой, общественным строем, планетой, расой, группой рас и, наконец, над всей Галактикой.»

В ночь перед выборами, Дамаск совершил свое первое публичное появление за несколько лет и исключительно с сенатором Палпатином: они вместе присутствовали на премьере новой постановке оперы мон-каламарив Галактическом оперном театре. После представления двое Лордов ситов удалились в пентхаус Дамаска в здании Шпили Кальдани для празднования предстоящего успеха Палпатина. Палпатин ходил вокруг учителя с вином, репетируя речь, с которой он вскоре будет выступать в Сенате. Наблюдая за тем, как Плэгас пьянеет, Сидиус терпеливо ждал, пока муун заснет, затем обрушил на него поток молний Силы. Наслаждаясь болью учителя, он медленно мучил Плэгаса до смерти.

Утром Палпатина избрали Верховным Канцлером.

Вскоре он узнал что королева Амидала одержала победу, а его ученик был повержен. Но он предвидел смерть Мола на Набу и не сделал никакой попытки предупредить обречённого погибнуть ученика. Он предвидел, что Энакин Скайуокер, который попал во внимание Совета джедаев несколько дней назад, в конечном счёте, станет его учеником, и поэтому решил пожертвовать Молом.

После битвы за Набу Палпатин начал общаться с Энакином Скайуокером, и они вскоре подружились. Палпатин также давал юному падавану уроки власти, хотя тому они казались скучными. У Энакина не было секретов от Палпатина; сит пристально следил за будущим учеником.

Новый канцлер был погружен в работу. Большую часть этого времени он посвятил интригам. Были и другие, скромные, но важные проекты, дополнительно ослаблявшие джедаев и Республику, которой они служили. Многие, были специально спланированы, чтобы уничтожить кого-то из джедаев, чтобы понемногу ослабить Орден и сделать проще его окончательное истребление, когда наступит время. И каждый раз, когда очередная провокация удавалась, истинного виновника установить было невозможно.

Когда в 28 ДБЯ закончился срок пребывания Палпатина на посту канцлера, были проведены очередные выборы. Несмотря на то, что реформы пробуксовывали, интриги и отсутствие реальной оппозиции обеспечили Палпатину переизбрание.

После преждевременной смерти Дарта Мола перед Сидиусом возникла новая проблема. До того, как начать развал и покорение Республики, он должен был найти ученика, который бы провел подготовительный этап, посеяв раздор среди республиканских миров. Мол определенно не подходил на эту политическую роль: среди присущих ему талантов хитрость и умение убеждать не значились.

Свою роль сыграла удача, предоставив Палпатину идеального кандидата— бывшего мастера-джедая по имени Дуку.

Дуку опечаленный смертью своего последнего ученика Квай-Гона Джинна, решил разыскать неизвестного сита самостоятельно. Но Сидиус сам появился перед ним. Выяснилось, что Дуку восхищается ситами, считая, что джедаи не смогут спасти Галактику. После долгих разговоров Сидиус постепенно убедил Дуку, что Республика разрушается под собственной массой и необходим новый порядок, чтобы улучшить её положение. Дуку согласился, что его видение ситуации с этим практически совпадает. Осталось совсем недолго до того момента, как он принял предложение сита: в обмен на службу, Сидиус обещал раскрыть Дуку тайны тёмной стороны и показать, как её можно использовать для достижения поставленных целей.

У друга Дуку Сайфо-Диаса увеличивалось беспокойство. Он чувствовал наступление тёмных времен, а Совет джедаев не уделял этому внимания. От безнадежности Сайфо-Диас поговорил с Палпатином, который убедил его, что если джедаи отказываются видеть приближающуюся тьму, он должен действовать сам. Но чтобы не возбуждать привыкшую к миру Галактику, действовать нужно было тайно. Даже Совет джедаев не должен был ни о чем знать. Палпатин направил Сайфо-Диаса к каминоанцам, специализировавшимся в генной инженерии, чтобы заказать создание огромной армии клонированных солдат, армии, которая сможет защитить Республику в будущем.

Сидиус не мог рассчитывать, что Сайфо-Диас будет хранить молчание, поэтому послал Дуку убить джедая. Без колебаний Дуку убил того, кто был его близким другом. Таким образом он исполнил древнее правило, требовавшее, чтобы будущий сит убил близкое ему существо. Видя, что Дуку пал в объятия Тёмной стороны, Сидиус наградил его именем Дарт Тиранус.

Второй задачей Тирануса стали поиски прототипа для армии клонов. Чтобы клоны могли успешно противостоять врагам, в них должны были быть заложены выдающиеся бойцовские качества, дополненные тренировкой и опытом. Сидиус приказал новому ученику найти кого-нибудь, обладающего соответствующими качествами. После долгих поисков и жестоких испытаний Тиранус решил, что Джанго Фетт, последний выживший из мандалорских шоктруперов — идеальный кандидат.

По приказу Палпатина граф Дуку объединил несколько коммерческих организаций, в том числе Торговую федерацию, послужившую Сидиусу ключом к посту канцлера, в Конфедерацию независимых систем, таким образом организовав в 24 ДБЯ движение против центральной республиканской власти. Сепаратисты предоставили в распоряжение Дуку огромные армии, служившие для защиты их деловых интересов, превратив Конфедерацию в силу, способную одолеть Республику, и ставшую, таким образом, реальной угрозой с точки зрения Сената.

Палпатин помог Дуку создать сепаратистское правительство как раз к истечению своего срока. По этой причине близорукий Сенат продлил на неограниченное время пребывание Палпатина на этом посту, чтобы тот смог справиться с сепаратистским кризисом. Выборы Верховного канцлера Республики в 24 ДБЯ были отменены.

Кризис усиливался, и Палпатин предпринял новую популистскую акцию, в которой сыграл любимую им роль оскорбленной невинности и предложил руку дружбы с позиции силы. В 13:3:21 триллионы зрителей Голонета со всей Галактики лицезрели Палпатина, вклинившегося в обычные программы и во время двенадцатиминутной трансляции предложившего графу Дуку вступить в переговоры:

«Обе стороны спора многочисленны, и он может перерасти в войну. Нет нужды скатываться к такому бессмысленному исходу. Вместе, прислушавшись к голосу разума, мы найдем другое решение».

 В конце обращения Палпатин предложил встретиться на нейтральной планете Ботавуи. «Из соображений безопасности» он не назвал точную дату встречи, но сказал, что все каналы связи его администрации открыты для Дуку. Смысла в этом не было: Сидиус и Тиранус заранее знали, что ответа не последует, и, таким образом, сепаратисты предстанут непримиримым и безрассудными противниками. После этого любое насилие с их стороны позволит сторонникам войны заявить, что вести переговоры с ними бесполезно, и требование создать армию станет ещё громче.

В ночь перед голосованием по Указу о создании армии Палпатин обратился к гражданам Республики. Он снова представил дело самым лживым образом, призывая к мирному решению и обещая вести переговоры, хотя даже невнимательные средства информации отмечали, что канцлер «неохотно» склонялся к положительному решению вопроса о создании армии.

Причина создания армии — избавить граждан от страха. Что бы ни случилось, Республика должна оставаться Республикой — этого изменить нельзя. По иронии, страх имел под собой основу, и виновен в этом был человек, который обещал от него избавить.

Преемник Шива Палпатина на посту сенатора от Набу и бывшая королева планеты Падме Амидала по прибытии на Корусант для голосования по Указу о создании армии чуть не стала жертвой охотника за головами, клоудитки Зам Веселл. Палпатин отложил голосование, а к Амидале приставили для охраны двух джедаев: Оби-Вана Кеноби и Энакина Скайуокера, её союзников в Битве за Набу десять лет назад. После второго покушения с использованием ядовитых червей коухунов Энакин отправился вместе с сенатором на Набу. Молодые люди влюбились друг в друга, не устояв перед романтическим очарованием Варикино. Энакин прямо нарушил Кодекс джедаев, и чувство вины ещё больше приблизило его к Тёмной стороне.

Однако Кеноби следя за наемником который пытался убить Амидалу, попал на Камино и обнаружил армию клонов созданную для Республики. Продолжив преследование он попал в плен на Геонозисе, где находились огромные силы Сепаратистов. Ему удалось передать Совету джедаев сообщение об обнаруженных фактах.

Палпатин получил «доказательства», необходимые для нужного голосования: свидетельство уважаемого джедая о концентрации военных сил. Ему больше не нужно было никого убеждать касательно намерений сепаратистов. Он получил доказательство, что независимо от решения Сената Дуку был готов начать против них войну.

На заседании Сената Канцлер получил чрезвычайные полномочия, позволившие ему начать Войну Клонов.

«С большим сожалением я принимаю ваше решение. Я люблю демократию. Я люблю Республику. От власти, которую вы мне даёте, я откажусь, когда кризис минует. И качестве первого шага этой новой власти я объявляю о создании Великой армии Республики, чтобы противостоять усилившейся угрозе со стороны сепаратистов».

 В течение Войн клонов власть Палпатина постепенно усиливалась. Всё больше поправок вносилось в конституцию «ради безопасности», и все они передавали большую и большую власть Палпатину, включая Статут 312b, который повышал вес голоса сенаторам от Центральных Миров и Внутреннего Кольца, — сенаторам, которые больше всех поддерживали канцлера. Палпатин продолжал использовать свои значительные навыки манипуляции и искусных отговорок, усугубляя конфликт Республики с Конфедерацией.

Поскольку доверие к Палпатину продолжало снижаться, он продолжил управлять Конфедерацией через графа Дуку, который возглавил нападение на Камино, чтобы гарантировать, что галактика увязнет в конфликте на многие годы. Дуку также начал обучение своих Тёмных прислужников, чтобы получить поддержку в военных действиях и обеспечить возрождение ситов.

«Все фигуры на своих местах. Пришло время сделать финальный ход. Долгие годы подготовки, наконец, должны принести плоды!»

В хаосе сражения генерал Гривус тайно похитил Палпатина из его бункера; Верховный Главнокомандующий армий дроидов в ходе напряженного преследования в узких коридорах и на улицах города убил многих из телохранителей канцлера и джедаев. Однако в соответствии с его собственным планом Палпатин был «похищен». Оби-Ван Кеноби и Энакин Скайуокер получили приказ лететь на Корусант с разрушенного мира Тите, где они выслеживали графа Дуку, чтобы спасти канцлера. В конечном счете, они нашли Палпатина, привязанным к стулу в генеральской рубке флагмана Гривуса, «Незримой Длани». Прежде, чем они успели спасти канцлера, в рубке появился граф Дуку, и началась дуэль. В действительности, это сражение было просто проверкой уязвимости Энакина для тёмной стороне— в конфронтации с графом Дуку.

Граф знал, что этот поединок был подстроен, чтобы привести Энакина к тёмной стороне, но он не знал, что должен будет погибнуть для достижения этой цели. Палпатин убедил его в том, что после того как Дуку сам незаметно позволит Энакину победить его, он и Палпатин вместе убедили бы Скайуокера перейти на тёмную сторону. Дуку в таком случае сдался бы, обвинив генерала Гривуса во всех злодеяниях сепаратистов, и затем стал бы почтенным лидер новой армии ситов и правой рукой Палпатина.

Однако Дуку забыл об правиле Бейна: ситов могло быть только двое. В течение дуэли Палпатин тайно поддерживал Энакина. После того как Оби-Ван был оглушен, Скайуокер продолжал бороться. Когда Энакин отрубил обе руки Дуку и тот встал на колени, Палпатин впервые за время схватки заговорил и убедил Избранного убить Дуку. Тогда-то граф и понял, что был простой пешкой, инструментом в руках Сидиуса. Энакин сперва утверждал, что Дуку должен быть передан суду; однако после предупреждений Палпатина о том, что Дуку был «слишком опасен, чтобы оставлять его в живых», Энакин, наконец, отрубил голову Дуку, и его тело упало на пол. Это было еще одной победой Палпатина. Однако был и минус: сит не ожидал, что Дуку не сможет убить Кеноби и что Энакин откажется оставить его, без сознания, в рубке.

Всего через день после битвы на Корусанте Галактическим Сенатом был принят Акт о безопасности. Он был написан лично Палпатином, но передан для внесения на рассмотрение лояльному сенатору, чтобы вновь создать видимость того, что Сенат даёт ему власть против его желания. Номинально этот закон передавал Высший совет джедаев из подчинения Сенату в непосредственное подчинение канцлеру, таким образом наделяя его конституционной властью, позволяющей распустить Орден джедаев. Это также ослабило контроль джедаев и сенаторов над вооружёнными силами Республики, наделив канцлера властью давать прямые команды и превращая его в главнокомандующего вооруженными силами Республики.

Со временем джедаи начали меньше доверять Палпатину, боясь последствий, которые может иметь для Республики его всё возрастающая власть. Со своей стороны, Сидиус сеял такие же зерна сомнения в душу Энакина Скайуокера. Юный Скайуокер видел во сне, что его жена, Падме Амидала, умирает при родах. Палпатин, вложивший подобное видение в разум Энакина, обещал молодому джедаю открыть тайну ситского знания, как сохранять и создавать жизнь, что — как утверждал Палпатин — является единственным способом спасти Падме.

Палпатин незаметно для других подчинил себе Скайуокера и сделал своим представителем в Высшем совете джедаев. Совет неохотно согласился ввести Энакина в свой состав вместо мастера Эвена Пиетта, но ранг мастера ему не присвоил, что сильно разозлило Энакина. Конфликт разрастался, и, наконец, Энакин сообщил Мейсу Винду, что Палпатин на самом деле является Дартом Сидиусом, лордом ситов, которого джедаи безуспешно искали тринадцать лет.

Винду приказал Скайуокеру оставаться в Храме джедаев, а сам вместе с мастерами Сэси Тийном, Агеном Коларом и Китом Фисто отправился арестовывать канцлера. Палпатин сердечно, будто бы ничего не изменилось, приветствовал джедаев, хотя знал, что развязка близка. Мейс уверенно активировал световой меч и объявил, что Палпатин арестован и его дальнейшую судьбу решит Сенат. «Это измена, Магистр», — процедил Палпатин и вытащил из рукава световой меч из электрума. Вспыхнул красный клинок, и через секунду мастера-джедаи поняли, что все эти годы ими манипулировали. Издав ситский клич, Палпатин сделал выпад и убил Агена Колара и Сэси Тийна прежде, чем они успели защититься. Магистр Фисто продержался на пару секунд дольше, но также был сражен клинком сита. Остались только Мейс Винду и Дарт Сидиус, сошедшиеся в смертельном поединке на световых мечах.

Через несколько минут несмотря на великолепное владение мечом магистр-джедай сумел обезоружить лорда ситов, ударив его в голову. Меч Палпатина вылетел в разбитое окно. В этот момент в кабинет вошел Энакин Скайуокер.  Палпатин чувствовал приближение Скайуокера с помощью Силы и лишь притворился побежденным, чтобы перетянуть его на свою сторону, зная, что единственный способ сделать Скайуокера своим учеником — это заставить выбирать между верностью Ордену и жаждой познать власть над жизнью и смертью.

Попытки Палпатина защититься с помощью молний Силы были тщетны. Винду клинком меча отразил разряды в Палпатина, лицо лорда ситов оплавилось и деформировалось. Голос Палпатина стал низким и каркающим, когда он обратился к Энакину за помощью. Мейс считал, что сит слишком опасен, чтобы оставлять его в живых, но Скайуокер уверил себя, что только Палпатин способен спасти его жену от смерти, предсказанной во сне. Молодой джедай должен был выбирать между джедаем, по-видимому, желавшим использовать свою силу во зло, и кажущимся слабым и беззащитным стариком. Энакин сделал выбор в пользу Сидиуса и отсёк Винду руку, сжимавшую меч. Сидиус тут же вскочил и выбросил Винду из окна мощным ударом молнии и толчком Силы.

«Я сделаю всё, что Вы скажете... Только помогите мне спасти Падме от смерти. Я не могу жить без неё».

Расправившись с Винду, Сидиус обратил внимание на Скайуокера. Наконец-то юный джедай превратился именно в того, кем его хотел видеть сит. Оторванный от Ордена джедаев и не имевший возможности вернуться, он был соучастником, хотя и ненамеренно, убийства Винду. Надеясь спасти жизнь своей жене, Скайуокер принёс в жертву соратника, в точности последовав принципу ситов, требовавшему убить кого-то из близких. Не найдя другого выхода, Скайуокер подчинился воле Сидиуса, прося лишь об одном: найти способ спасти Падме. Чтобы сгладить переход на Тёмную сторону, Сидиус успокоил страхи и сомнения Энакина.  Энакин Скайуокер пал на колено и вверил себя ситу.

«Могучей силой владеешь ты... Великим ситом ты станешь... Отныне ты будешь носить имя Дарт Вейдер».

Новый ученик действовал отлично. К утру Вейдер и его солдаты утопили Храм в крови. Прежде чем отправиться в Административное здание Сената, Мейс Винду предупредил одну из членов Совета, Шаак Ти, о возможной контратаке, но её усилий не хватило, чтобы остановить целый легион отборных солдат Республики. Многие джедаи отсутствовали, и лишь малая их часть находилась в Храме. Почти без сопротивления Вейдер и клоны выкосили младших джедаев и их наставников. Потери джедаев были невосполнимы.

Когда Вейдер и 501-й легион закончили штурм, Храм джедаев, хранилище 25-вековой истории Ордена, превратился в дымящиеся развалины. Изначально планировалось уничтожить здание, но по какой-то причине Палпатин решил не разрушать его до основания. Ходили слухи, что император хотел превратить его в свою новую резиденцию, но впоследствии Дворец императора, символ славы его владельца, был возведен в другом месте.

Пока Вейдер «вычищал» Храм, Сидиус занялся остальными джедаями. После тысячелетий подготовки настало время для мести. Инструментом стали, Вооруженные Силы. Командиров снабжали списком приказов, соответствующих различным чрезвычайным ситуациям. Одним из них был Приказ 66: если джедаи окажутся втянуты в мятеж против Республики, солдаты должны пресечь угрозу, расправившись с ними. Приказ 66 не был заложен каминоанцами в разум клонов, а лишь на генном уровне, и решение о введении его в действие принималось верховной властью. Джедаи не могли знать о том, что подобный приказ можно использовать против целого Ордена, они тесно сплотились с клонами и забыли, что те подчиняются не им, а правительству Республики. Оно, а не Совет джедаев, отдавало приказы командованию Великой армии, и солдаты обязаны были им следовать беспрекословно, даже если от них требовали убить непосредственного командира.

Вернувшись в свой личный кабинет, Сидиус установил на голокомме специальную частоту и связался с несколькими клонами-командирами высшего ранга, чтобы передать лишь одно распоряжение: исполнить Приказ 66. Каждый раз повторяя эти слова, он становился всё довольнее и довольнее. Палпатин чувствовал, как Тёмная сторона становится сильнее со смертью каждого джедая.

На тысячах фронтов, раскиданных по сотням планет, джедаи оказывались одни, лицом к лицу против собственных бойцов. Практически все солдаты выполнили приказ. Официальная оценка указывает, что из примерно десяти тысяч джедаев после первой атаки выжило менее сотни, то есть 99 % Ордена было уничтожено одним ударом. Известен лишь один случай — на Мурхане — когда клоны отказались выполнить приказ и позволили своей жертве сбежать. Служба плечом к плечу с джедаями что-то изменила в тех солдатах. Император примерно наказал «изменников», поручив это Вейдеру, чтобы больше никто из клонов не забывал, что измена будет сурово наказываться.

Помимо этого единичного случая несколько десятков джедаев — как предполагал Палпатин — могли выжить в бойне либо скрывшись от преследователей, либо победив их; но это не имело значения: их можно было найти и уничтожить позднее.

Сидиус был так обрадован долгожданной победой, что после Приказа 66 самолично отправился на руины Храма, чтобы увидеть плоды своего труда и станцевать на останках пяти башен. Он не мог не пойти: такой долгой и упорной была проделанная работа. В зале тысячи фонтанов Палпатин нашел Вейдера, разбиравшегося с небольшой группой младших джедаев и их учителем фехтования, Цином Драллигом. Вейдер приветствовал учителя, преклонив колено, а Сидиус оценил его действия:

«Ты славно потрудился, мой новый ученик. Твои способности превосходят способности всех прежних ситов. Теперь, лорд Вейдер, ступай и принеси мир Империи».

Ситы снова разделились; Вейдер отправился выполнять новое задание. Не всё ещё было окончено: в живых оставались лидеры сепаратистов.

После гибели генерала Гривуса и побега с Утапау лидеры сепаратистов и их помощники спрятались в удаленной и хорошо защищенной базе на Мустафаре, где ждали новых указаний Сидиуса.

С Корусанта Сидиус с удовлетворением наблюдал, как Совет приветствовал Вейдера. Вейдер был вне зоны обзора, но по лицам сепаратистов, выражение которых сменилось с удивления на страх, всё стало понятно. На голограмме промелькнул синий клинок Вейдера и пролетели части Поггля Младшего. Остальные вышли из оцепенения и попытались убежать. Их отчаянные крики были слышны до тех пор, пока не оборвалась связь.

Сидиус передал новые инструкции Вейдеру: деактивировать армию дроидов. Тот выполнил приказ, и сигнал на отключение распространился по всей Галактике. Боевые дроиды остановились, Вооруженные Силы КНС перестали существовать. Войны клонов, самый разрушительный конфликт в Галактике за тысячи лет, завершилась.

Палпатину оставалось сделать последний шаг: получить поддержку Сената, и он созвал чрезвычайную сессию, чтобы объявить о джедайском мятеже. Сенат увидел шрамы, изуродовавшие лицо Палпатина, а вместо цепких, но дружелюбных голубых глаз обнаружил жёсткие жёлтые.

Сенаторы узнали, что джедаи не просто хотели убить Палпатина, но и готовились совершить переворот, взяв под контроль Сенат. В доказательство была заслушана запись из кабинета канцлера, на которой Мейс Винду называл Палпатина ситом. И хотя это подносилось как заговор против Республики, Палпатин прямо не опроверг слова мастера-джедая. Но он обвинил джедаев в том, что они три десятилетия манипулировали Галактикой. Их марионетки-сенаторы обвиняли правительство в коррупции, чтобы расшатать Республику. Через графа Дуку они создали сепаратистское движение и втянули Республику в войну. Через Сайфо-Диаса они заказали создание армии клонов. С помощью этого, как объяснил Палпатин, джедаи собирались ослабить Республику и прямо выступить против правительства.

Объявив об окончании войны и разоблачении стоявших за ней «тайных сил», Палпатин должен был сдержать обещание и отказаться от чрезвычайных полномочий. Он должен был уйти с поста канцлера и отправиться в отставку. Но у Палпатина были другие планы.

В целях обеспечения безопасности и сохранения стабильности Республика будет реорганизована нами в Первую Галактическую Империю, общество спокойствия и безопасности, которое, будьте уверены, просуществует еще десять тысяч лет. Управлять Империей будет это величественное собрание и державный повелитель, избираемый пожизненно. Мы — Империя, управляемая большинством. Империя с новой конституцией.

Оби-Ван Кеноби и Йода, в конце концов, узнали о предательстве и обмане. Они выяснили, что Энакин Скайуокер, ставший Вейдером, и его солдаты убили всех в Храме джедаев: магистров, рыцарей и младших джедаев. Оби-Ван просил старого мастера не заставлять его сражаться с бывшим падаваном, но выбора не было: Йода знал, что Сидиус слишком силён для Оби-Вана. Оби-Ван отправился за Энакином на Мустафар, а Йода нашел Сидиуса в здании правительства на Корусанте. Тёмный лорд ситов и гранд-магистр Ордена джедаев сошлись в непримиримой схватке, в результате которой была разрушена значительная часть зала заседаний. Оба стоили друг друга, показывая мощь и знание Силы и искусство боя на световых мечах. Сражение окончилось ничьей, когда мощный заряд молнии Силы вернулся к Палпатину и отбросил сражавшихся друг от друга. Сидиус смог взобраться на летающую платформу, а Йода упал вниз. Магистр-джедай осознал, что Палпатина нельзя победить в открытом противостоянии и возобновление поединка приведет лишь к ничье, тем более, что солдаты-клоны были уже близко. Йода бежал. «В изгнание отправлюсь я, фиаско я потерпел», — заявил он Бейлу Органе, вывезшему его на своем спидере. Император Палпатин выждал, пока шоковые солдаты прочешут здание, а когда тело Йоды найдено не было, потребовал удвоить усилия, и разрешил, если понадобится, взорвать Сенат.

Сражение Кеноби с Вейдером закончилось иначе. Магистр-джедай одолел бывшего падавана, нанеся ему страшные раны и оставив умирать. Со скоростью, доступной только императору, Палпатин поспешил на Мустафар и нашел своего ученика, тяжелораненым, обгоревшим, но живым.

Даже оказавшись рядом, разозленный Сидиус колебался: одна его часть хотела позволить тому, что осталось от Вейдера, сгореть дотла, поскольку даже выжив, он не сможет полностью восстановить былую мощь. Даже Тёмной стороне требовалась живая плоть, чтобы проявиться, а её у Вейдера оставалось слишком мало. Каков бы ни был исход, Вейдер перестал быть совершенным продолжателем дела ситов и не мог исполнить пророчества. Но с другой стороны, даже искалеченный, Вейдер оставался силен и по прежнему мало было джедаев, способных ему противостоять. И Сидиус решил спасти своего ученика. Он подошел к нему, положил руку на лоб и с помощью Тёмной стороны стал поддерживать жизнь Вейдера, пока солдаты готовили медицинскую капсулу для перевозки его на Корусант.

Прибыв в столицу, в главный медицинский центр, Сидиус приказал снабдить Вейдера протезами. Этот долгий и мучительный процесс Вейдер должен был перенести, пребывая в сознании, чтобы через боль обрести новую мощь. Когда тело было восстановлено, а жизнедеятельность стала поддерживать специальная система, Вейдер спросил о Падме.  Палпатин считал, что Вейдер в ярости убил Падме. Это позволяло окончательно сломить Энакина Скайуокера, и Палпатин сообщил ему об этом. Превращение Вейдера завершилось.

Тем временем Йода и Оби-Ван удалились в изгнание. Детей Энакина также разделили: Лею увёз на Алдераан Бейл Органа, а Люка Скайуокера забрал Оби-Ван, чтобы оставить в семье сводного брата Энакина, Оуэна Ларса на Татуине. Их существование оставалось тайной для Палпатина.

 По мере усиления Империи все институты Старой Республики оказались либо распущены, либо изменены до неузнаваемости. Прокатилась волна переименований объектов в «Имперские», чтобы восславить Империю: за ночь сектор Корусант превратился в Имперский сектор, а сам Корусант стал Центром Империи. Галактический город переименовали в Имперский город. Галактический Сенат стал называться Имперским Сенатом. Республиканские солдаты-клоны уже именовались имперскими штурмовиками, которых объединили в штурмовые корпуса; оставшиеся наземные и космические силы Великой Армии Республики превратились соответственно в Имперскую армию и Имперский флот. Четыре старых разведывательных агентства Республики объединились в Имперскую разведку, во главе которой встал бывший директор СБР Арманд Айсард. Старый Дворец Республики, или Президентский дворец, перестроили и расширили, превратив в Имперский дворец, затмившим по грандиозности все прочие здания Империал-Сити. Прежняя Комиссия по защите Республики была преобразована в Комиссию по охране Нового порядка. Через несколько дней о Республике напоминала лишь горстка названий.

Нелюди и женщины во многом были ущемлены Новым порядком, жестокость в управлении на местах была обыденной. Первая чистка, проведенная Палпатином в Имперском флоте, состоялась уже через две недели после основания Империи.

В 18 ДБЯ Палпатин пригласил бывшего джедая Феруса Олина на Корусант, чтобы просить об одолжении: императору нужно было найти того, кто испортил компьютерную систему планеты Самария. Вначале Ферус отказался, но когда Палпатин упомянул об аресте двух его друзей, вынужден был согласиться. Как выяснил Олин, Палпатин использовал ситуацию, чтобы подчинить себе планету. Дарт Вейдер считал, что император собирается перетянуть Феруса на тёмную сторону. Палпатин использовал против Олина тот же прием, что и с Энакином: возможность создавать и сохранять жизнь.

Во время Великого истребления джедаев Палпатин распространил слух, что Вейдер в одиночку выследил и уничтожил группу из пятидесяти джедаев, сильно приукрасив действительность: на самом деле, джедаев было восемь, и в последний момент Вейдеру пришли на помощь солдаты 501-го легиона. Ложные слухи помогали держать Галактику в страхе.

Вскоре Палпатин начал испытывать Вейдера, постепенно превращая его в настоящего сита. Он нанял историка Фейна Петурри, чтобы тайно помочь Вейдеру в изучении наследия ситов. Также он был в курсе желания Вейдера найти себе ученика, чтобы свергнуть существующий режим. В рамках непрекращавшегося истребления джедаев Палпатин отправил Вейдера на Кашиик, чтобы найти и уничтожить джедая по имени Кенто Марек, пережившего Приказ 66. Вейдер расправился с джедаем прежде, чем понял, что тот спрятал своего чувствительного к Силе сына, Галена. Вейдер взял сына Марека в ученики и в строжайшей тайне стал его тренировать, назвав именем Старкиллер.

После создания Галактической Империи Дарт Сидиус начал строительство в недрах опасного Ядра на планете Бисс, которой было суждено превратиться в тайную столицу нового императора. Для работ были привлечены тысячи существ с бесчисленных покоренных планет, включая Утапау, Кашиик, Джеонозис,Гаморр и Тойдарию. Бисс был источником тёмной стороны, способным давать своим жителям великую мощь Силы. Вместе с мощью Бисса Палпатин впитывал жизненную энергию собственных рабочих, удлиняя себе жизнь.

В 3 ДБЯ обучение Галена Марека почти завершилось, и Дарт Вейдер дал ему ряд заданий, чтобы доказать его готовность: убить скрывающихся джедаев и одержать победы в дуэлях с имитациями ситских духов Дарта Десолоуса и Дарта Фобоса. Чтобы скрыть свое существование от императора, Гален Марек убивал всех, кто попадался ему на пути, как повстанцев, так и имперцев. Его последним заданием было найти и убить Шаак Ти — последнего члена Совета джедаев, не считая Оби-Вана Кеноби и самого Дарта Вейдера. Марек справился с поставленной задачей, но по возвращению на «Палач» его и Вейдера окружил флот императора. Вейдер (в самом деле дройд Прокси) напал на своего ученика и, по приказу Палпатина, с помощью Силы выбросил того в иллюминатор. Тем не менее, это было уловкой: дроид подобрал тело Старкиллера и забрал его на лечение.

Шесть месяцев спустя вылечившийся Гален получил новое задание от Вейдера: собрать армию врагов императора, чтобы противостоять учителю-ситу. В конце концов, Вейдер захватил повстанцев и рассказал Галену, что всё это было подстроено Сидиусом, чтобы выявить предателей. Шокированный Гален бежал и присоединился к повстанцам и джедаям, на этот раз по своей воле. Через некоторое время Старкиллер сразился с лордами ситов на борту практически достроенной «Звезды Смерти»; Сидиус был поражен тем, что ему удалось победить Вейдера.

Дарт Сидиус, обычно использовавший своих союзников до тех пор, пока они не теряли своей ценности, был рад, что Гален вышел победителем в дуэли. После Мустафара, император видел в Вейдере лишь тень его прошлого «я», Энакина Скайуокера. Годами Палпатин мучился тем фактом, что он потратил целую жизнь, чтобы найти ученика уровня Энакина Скайуокера, и как только преуспел, его приз стал «больше машиной, чем человеком», это разрушило все надежды Палпатина сделать из Вейдера самого сильного сита за все историю.

В Галене Сидиус увидел возможность исполнить свою мечту. Победив своего учителя, Гален доказал, что может стать превосходным учеником, которого Сидиус искал. Почувствовав намерения темного лорда, присутствовавший тут же джедай-генерал Рам Кота с помощью телекинеза, вырвал у него световой меч и попытался сразить его, но император выпустил Силовую молнию в наступающего джедая. Он уже собирался убить генерала, когда подошел Гален.

Используя Силу, Гален бросил обломки в императора, которому пришлось прекратить свою атаку. Пара сошлась в мощной битве Силой; Гален, питавший свою силу гневом, пришел к выводу, что Палпатин стоял за каждым шагом Вейдера, начиная с его обнаружения на Кашиике. Палпатин подтвердил это, сказав, что Вейдер никогда не действовал в одиночку. Хихикая, Палпатин упал на колени и призывал Марека добить его. С помощью уговоров Коты, Гален сумел подавить соблазн вернуться на путь ситов и пощадил императора. Как только Гален собрался уйти, Палпатин вскочил на ноги и выпустил ситскую молнию в Коту. Гален, чтобы спасти своего друга, встал перед ним и отразил сколько смог. Своим последним дыханием Гален создал взрыв в Силе, задержав Палпатина, что позволило захваченным лидерам повстанцев сбежать.

Палпатин не обрадовался смерти Галена Марека. Он представлял другое будущее для своего мальчика, как однажды для Энакина. Гален должен был собрать повстанцев, чтобы они были раскрыты и уничтожены, вместо этого его смерть вдохновила их на полномасштабную войну против Галактической Империи. Император потерял последователя Вейдера, который должен был стать его заменой. Потеря кого-то с потенциалом Галена и оставшийся ученик-киборг, стало серьезным ударом для Сидиуса. В конце концов, смерть Галена и побег лидеров повстанцев привели Дарта Сидиуса к мудрому выводу, что если он не уничтожит каждого повстанца, они разрушат Империю, и даже Орден ситов. После смерти Марека императору не осталось ничего другого, как искать нового ученика, а затем избавиться от Вейдера, как это было с Дартом Тиранусом. Однако инцидент с Мареком отдалил Вейдера от императора еще сильнее, чем раньше. Как и Тирануса, Вейдера предали из-за нового молодого и сильного ученика.

С самого начала Палпатин искал повод избавиться от Сената. Первая причина этому была чисто символическая: он не мог оставить даже след былой Республики. Вторая причина была политической: некоторые сенаторы продолжали противостоять Палпатину. Подавляющее большинство старалось держать их в рамках, и они понимали, что создают лишь видимость демократии. Палпатин устранял недовольных, но на их месте появлялись новые. Более того, как подозревал император, оппозиция помогала повстанцам деньгами, информацией и снабжением.

Палпатин выжидал, пока не настало нужное время, постоянно подтачивая власть политических противников. Наконец, в 0 ДБЯ, время пришло. Замена Сенату была подготовлена: губернаторы, моффы и гранд-моффы заняли свои места, а войска, как обычно, подчинялись императору без лишних вопросов.

Немедленно были выданы ордера на арест всех подозреваемых в связях с повстанцами. Штурмовики вломились в Сенат и захватили сотни существ. Некоторых, чьи связи с Восстанием были доказаны, больше никто никогда не видел. На следующее утро оставшиеся на свободе сенаторы, не зная о произошедшем, пришли на рабочие места, но только чтобы увидеть двери запертыми. Кто-то попытался обратиться напрямую к Палпатину, но им было сказано, что доступ во дворец ограничен на время чрезвычайного положения.

Многие участвовали в наделении императора полномочиями. Но и они были арестованы и брошены в тюрьмы. Многие, кто был выпущен, покинули Корусант и вернулись на родные планеты, чтобы в покое — и изоляции — прожить остаток жизни. Небольшое число бывших сенаторов, те, что наиболее рьяно поддерживали Палпатина, было щедро вознаграждено: им сохранили жизнь и предоставили новые должности. Многие надели богато украшенные одежды и влились в разрастающиеся ряды имперских советников.

Палпатин добил остатки Конституции. Новая пирамидальная структура заняла её место с императором, стоящим на вершине, гранд-моффами, идущими ниже и управляющими сверхсекторами, затем моффами — правителями секторов, и, наконец, губернаторами отдельных миров. Все они были обязаны карьерой императору и полностью его поддерживали.

Несмотря на всю власть гранд-моффов и моффов, за их спинами маячил КОМПОНП, обладавший ещё большей властью. А за ними стояла Звезда Смерти, утверждавшая волю императора посредством оружия.

Творением и символом Нового порядка теперь были не штурмовики, или флот, или даже сам Палпатин. Им стала бронированная космическая станция "Звезда смерти", планы которой были созданы ещё во времена Войн Клонов, и которую он и его заместители строили в течение двух десятилетий, наполненных кажущимися бесконечными исследованиями и проработками, несчастными случаями, актами саботажа, великими скачками вперед и разочаровывающими откатами назад.

В отсутствие Сената Палпатин создал положение, при котором даже его подчиненные могли проявлять ужасную жестокость в отношении разумных существ. Изначально «Звезда Смерти» должна была способна уничтожать целые планеты, но большинство имперских стратегов полагало, что одной угрозы будет достаточно, чтобы держать миры в повиновении. Таркин так не считал. Он видел, что Восстание расширяется, и только демонстративное применение боевой станции против планеты, симпатизирующей повстанцам, позволит получить передышку. Палпатин согласился с его доводами.

Таким образом, Палпатин санкционировал уничтожение планеты, массовое убийство целой популяции. Император знал, что станция будет использована против обитаемого мира. Но тогда ему не было известно, что это будет Алдераан. Цель выбрал Таркин единолично, не позволив даже Вейдеру себе помешать. Чтобы Палпатин об этом узнал, Вейдер должен был доложить ему после принятия решения, но до входа станции в систему Алдераан и применения оружия, в результате чего, по имеющимся оценкам, погибло 1 999 940 000 разумных существ. Плененная в это время принцесса Лея, приемная дочь Бейла Органы, с болью смотрела на уничтожение родного мира.

Что чувствовал Палпатин, узнав о трагедии, осталось загадкой, но публично он объявил, что опечален потерей такого благородного мира и добавил, что если бы Алдераан доверил свою защиту Империи, он бы до сих пор процветал. Другими словами, если бы Бейл Органа подчинился, в уничтожении планеты не было бы необходимости. Как «великодушный» человек, Палпатин предложил шестидесяти тысячам оставшихся алдераанцев переселиться на его собственную частную планету.

Сколько именно выживших алдераанцев приняли предложение Палпатина и переселились на Бисс, неизвестно. Но, определенно, для многих было бы лучше погибнуть в катастрофе, учитывая, что случилось с прибывшими в императорскую крепость в Ядре. Многие были превращены в лишенных разума рабов, проводящих жизнь в смертельном удовольствии, пока Сидиус и его тёмные приспешники питались их жизненной энергией.

Позднее представители Палпатина объявили, что император сам приказал уничтожить Алдерраан, когда Империя получила неопровержимые доказательства, что эта мирная планета, на которой даже не было постоянных вооруженных сил, занималась разработкой биооружия. Предположение, что биооружие могло попасть за пределы планеты к повстанцам, было скормлено прессе, чтобы испуганные Центральные Миры хранили верность и чрезвычайное положение не снималось. В результате Империя направила на подавление Восстания ещё больше сил и средств, стирая с лица галактики цитадели повстанцев и покоряя миры, объявившие о своей поддержке Альянса.

Отношение Палпатина к Восстанию было неоднозначным. Вначале повстанцы были полезны, чтобы непрерывно держать государство в чрезвычайном положении. Слабые удары повстанцев можно было не замечать, если они помогали достижению долговременной цели. Не имея на своей стороне Силу, они бы ничего не могли сделать.

После крупной победы на Хоте, когда была захвачена база повстанцев в 3 ПБЯ, Палпатин сообщил Дарту Вейдеру, что сын Вейдера, Люк Скайуокер, жив и является тем самым пилотом, который ответственен за уничтожение «Звезды Смерти». Теперь его тренировали по пути Силы, и он становился угрозой ситам. Вейдер убедил Палпатина, что будет выгоднее совместными усилиями перетянуть Люка на тёмную сторону. На самом деле, Вейдер уже знал, что сын жив, и активно занимался поисками, тайно планируя совместно с ним отобрать власть у своего учителя. О чем Вейдер не догадывался — что Палпатин играет им: Палпатин был в курсе, что Вейдер знает о сыне и что Вейдер хочет избавиться от Палпатина.

Палпатин направил свою помощницу, Мару Джейд, на Татуин, будучи уверенным, что когда-нибудь Скайуокер явится туда, чтобы спасти своего друга, Хана Соло. Когда это произойдет, Джейд должна будет убить его. В то же время, Вейдеру он приказал лететь к Эндору, чтобы проследить за строительством «Звезды Смерти II». Его ученик должен был быть полезен в ускорении процесса, а также некоторое время не мешался бы под ногами. Когда бы император сам прилетел к Эндору, он бы уже почувствовал благоприятный мысленный сигнал от Мары Джейд, означавший, что Скайуокер мертв. Вейдер мог строить любые догадки: даже если он узнает правду, это лишь заставит его вспомнить, кому он должен служить.

Но когда пришел сигнал от Джейд, Палпатин с разочарованием осознал, что она его подвела, хотя это и было крайне редким случаем. Скайуокер избежал смерти чисто случайно и благодаря силе воли Джаббы. Хатт не пустил Джейд на свою баржу, которая везла Скайуокера к месту казни, так что рука императора не смогла лично обеспечить кончину жертвы. Надеяться, что с джедаем справятся прихвостни Джаббы, не приходилось. Убить Скайуокера не представлялось возможным, последней надеждой было перетянуть его на тёмную сторону. Это могло получиться: Скайуокер узнал всю правду о своём отце и мог рискнуть всем, чтобы высвободить его из когтей Палпатина. На этом император подстроил ловушку для молодого парня. Сначала он уничтожит друзей Скайуокера. Затем заставит его убить собственного отца, которого тот любил также сильно, как и ненавидел. Как и с Энакином Скайуокером, это будет долгое дело и, может быть, на этот раз более трудное. Но, в конце концов, Люк Скайуокер примет тёмную сторону Силы.

Надеясь положить конец Галактической гражданской войне и навсегда закрепить за собой власть, Палпатин придумал хитрый план, чтобы заманить в смертельную ловушку весь флот Альянса повстанцев. Вторая, более мощная «Звезда Смерти» строилась у лесистого спутника Эндора, защищенная силовым полем, проецируемым с поверхности планеты.

В 4 ПБЯ Палпатин, сопровождаемый большим отрядом штурмовиков, совершил паломничество в склеп ситов на Коррибане. Хотя император чувствовал присутствие на планете Бунтарской эскадрильи, он не рассматривал её пилотов как реальную угрозу и решил, что с противниками разберутся штурмовики. Но когда бойцы эскадрильи не только сумели захватить склеп неподалеку от шаттла императора, но и приступили к уничтожению реликвий ситов и огромных статуй, взбешенный Палпатин отправился в склеп и начал убивать членов Бунтарской эскадрильи. Уцелевшие пилоты сумели спастись с Коррибана, напоследок успев взорвать все три входа в склеп, замуровав внутри Палпатина. Пока император находился в заточении, повстанцы забрали из шаттла его личный датапад и узнали, что Палпатин будет находиться на «Звезде Смерти», когда флот Альянса начнет атаку.

Палпатин превратил временное поражение в преимущество и позволил шпионам повстанцев узнать о местонахождении «Звезды Смерти», скормив им, однако, дезинформацию о неготовности супероружиябоевой станции. На самом деле, главный калибр был полностью функционален, и громадное соединение Имперского флота обеспечивало его охрану. Дарт Вейдер, а позднее и сам Палпатин, прибыли на борт боевой станции, полагая, что если повстанцы увидят возможность одним ударом уничтожить супероружие и убить императора, они не смогут преодолеть искушения и атакуют всеми имеющимися силами. Расчет оправдался.

Как следствие, Люк Скайуокер, уверенный, что может вернуть отца на светлую сторону, позволил себя пленить и доставить на «Звезду Смерти». Здесь Палпатин вынудил Люка сразиться с отцом, чтобы в случае победы молодой Скайуокер занял место Вейдера подле императора. Сперва Люк не поддавался провокациям, но Вейдер прочитал его мысли и узнал, что Лея — сестра Люка. Выяснив это, он стал угрожать, что перетянет на тёмную сторону её вместо Люка, и этим разозлил юного джедая, который в ярости бросился на Вейдера.

Почти убив Вейдера и отрезав ему правое механическое запястье, Люк в последний момент взял свою злость под контроль. Поняв, что был опасно близок к тому, чтобы повторить ужасную судьбу отца, он отбросил световой меч и повернулся к императору. Спокойным голосом Люк сказал, что он — джедай, как и его отец до него.

Палпатин был взбешен. Всё разваливалось. Используя часть своих сил, чтобы наблюдать за ходом битвы, он уже знал, что флот повстанцев, хотя и ценой тяжелых потерь, держит натиск самой мощной космической группировки Империи. Хуже того, повстанцы на планете каким-то образом сумели отключить щит «Звезды Смерти», и станция стала уязвима для атаки. Ни одна из этих проблем не являлась непреодолимой, пока Скайуокер находился в руках Императора, но как и с Галеном Мареком, он снова потерпел неудачу. У него не было нового ученика. Юный Скайуокер был потерян, он превратился в реальную угрозу.

Оставалась одна нерешенная проблема: как-то избавиться от гнева. Даже смерти Скайуокера было недостаточно, он должен был страдать за свое упрямство. Подняв руки, Палпатин выпустил испепеляющий поток молний Силы, который согнул тело юноши и заставил его пасть на колени. Скайуокер не умел противостоять такой мощной атаке и не мог притянуть свой меч, чтобы защититься им. А Император продолжил:

«Ты глупец. Только теперь, в конце, ты осознаешь. Твои навыки не идут в сравнение с мощью тёмной стороны. Ты заплатишь за неспособность предвидеть. Сейчас, юный Скайуокер, ты умрешь».

Палпатин предполагал, что Вейдер ищет способ использовать Скайуокера против него; за это Вейдер должен был скинуть тело сына в шахту реактора. Если у Палпатина и были сомнения, он увидел ответ на них: Вейдер поднялся на ноги и встал возле своего учителя. Однако Палпатин забыл, что помогло ему перетянуть Энакина Скайуокера на тёмную сторону: его отчаянное желание сохранить жизнь тем, кого он любил. Император не догадывался, что Вейдер откажется смотреть, как умирает его сын, и сделает всё, чтобы этому помешать. Таким образом, Палпатин не заметил, как прямо возле него восстал из пепла Энакин Скайуокер.

Без предупреждения Энакин обхватил Палпатина сзади и зажал. Император сопротивлялся, молнии с его пальцев били во все стороны и безнадежно повредили систему жизнеобеспечения Энакина. Дотащив императора до края шахты, Энакин поднял его высоко над собой и последним усилием швырнул Палпатина в бездну. Император, как камень, пролетел четыре километра по шахте, но даже падая не желал признавать поражения. Возможно, он убедил себя в том, или знал то, чего не знали отец и сын Скайуокера: смерть не может его получить.

Император Палпатин умер. Минуту спустя его бывший ученик, Энакин Скайуокер, тоже скончался. Так закончилась династия ситов, существовавшая без изменений со времен Дарта Бэйна. Именно это принесло долгожданный баланс в Силу. Но Альянсу повстанцев — а позднее Новой Республике, в которую он превратился — оставалось много работы до того, как наступит обещанный древними джедаями век мира и благоденствия. Империя не была готова сдать свои завоевания без борьбы, и сам Император не намеревался так просто отказаться от власти или от жизни.

После смерти императора Эндорская битва продолжалась с не меньшим ожесточением несколько часов, но, несмотря на все усилия, имперский флот проигрывал. Сам факт гибели императора, как позднее объяснялось, привёл к значительной и заметной деморализации в рядах имперских сил. Из-за этого возникло предположение, что смерть Палпатина сыграла даже большую роль в поражении Империи у Эндора, чем предполагалось.

Но даже смерть не стала для Палпатина концом. В отличие от своего предшественника, сит не собирался уступать место ученику, предполагая править Империей вечно, видя себя единственным её лидером. Не сумев раскрыть утерянный секрет своего учителя, Палпатин должен был придумать другой способ обмануть смерть. Во время Войн клонов он дал задание джедаю Арлигану Зею захватить бежавшего каминоанского главного ученого Ко Сай, перешедшую на сторону сепаратистов после полутора лет войны. Палпатин надеялся, что Ко Сай сможет удлинить его жизнь. Однако этот шанс был упущен: Ко Сай погибла в 21 ДБЯ.

В какой-то момент до Эндорской битвы Палпатин обнаружил иной способ избежать смерти: сохранять свой дух после смерти тела методом духовного переноса. Император заказал для себя серию клонов, в которых мог быть перенесен его дух, если ему случится погибнуть. Основной источник клонов находился на Биссе, охраняемый вернымитёмными джедаями и огромными генетически измененными стражами. За состоянием клонов следил доверенный врач императора. К несчастью, клоны оказывались сильно испорчены тёмной стороной и не могли поддерживаться Силой. Каждое следующее тело старело и разрушалось быстрее, чем предыдущее. Но тёмного лорда это не волновало: у него был неиссякаемый источник клонов, которых можно было использовать, чтобы править Империей.

После уничтожения второй «Звезды Смерти» дух Палпатина был вынужден путешествовать в бесившем его бестелесном виде, чтобы, наконец, вселиться в тело руки императора Дженги Дроги. Палпатин вызвал Сейта Пестажа, который вызволил израненное тело с Каала и отвез на Бисс. Хотя Дрога сошел с ума, он смог добраться до Бисса, где Палпатин смог переселиться в собственного клона. Здесь, на Биссе, он оставался несколько лет, чтобы восстановить силу Империи. Оживший Палпатин собирался заменить Галактическую Империю Тёмной империей, вселенской магократией, управляемой только посредством тёмной стороны Силы без нужды в местных правительствах или технологическом превосходстве.

Пока Палпатин набирался сил в своей цитадели в Ядре, его бывшие советники в 8 ПБЯ получили сообщение из Неизвестных Регионов от последнего оставшегося в живых гранд-адмирала. Блестящий стратег расы чиссов, гранд-адмирал Траун, предлагал план по сокрушению Новой Республики. Вдохновляемые возможностью отобрать власть у повстанцев, имперцы смогли избавиться от разногласий и перейти под командование Трауна, предполагая впоследствии сделать его новым императором. Когда Палпатин узнал об этом, он был искренне ошарашен. Он любил Трауна, как вообще мог любить кого бы то ни было. Он высоко ценил гений Трауна, даже если гений работал только на своего обладателя.

Нет свидетельств, что Палпатин принимал в расчет Трауна при планировании своей «жизни после смерти». Не зная о возрождении Палпатина, Траун был уверен, что официальное правительство Империи в опасности, и по обоюдной необходимости— в основном, из-за старых опасений перед внешним вторжением— предложил свою помощь.

Палпатину нужно было что-то делать с Трауном, какую бы роль он ни собирался отвести ему в своей собственной кампании, операции «Призрачная длань». Если кто и знал о действиях Трауна в Неизвестных Регионах, это был император. Ему нужно было знать, чем располагает гранд-адмирал. Возможно, Палпатин ждал момента, чтобы открыться союзнику и предложить ему место в своей возрожденной Империи, как он поступил с другими, но для Трауна этот момент не наступил. Вместо этого Палпатин позволил Трауну выступить против Новой Республики и тайно вел подрывную деятельность против гранд-адмирала. Этот ужасный случай мелочности Палпатина мог стоить ему всего. Совместные удары с Бисса и Нирауана могли бы привести к быстрому и болезненному поражению Новой Республики.

Хитрая тактика и безупречная стратегия Трауна почти привели Осколок Империи к победе в 10 ПБЯ, и она была бы полной, если бы не предательство телохранителя-ногри Руха. Ободрённые успехами Трауна оставшиеся члены Внутреннего круга Империи организовали разрушительную атаку на галактическую столицу Корусант. Большая часть Империал-Сити превратилась в развалины, Новая Республика была вынуждена начать эвакуацию. Оказавшись на планете, имперцы снова вспомнили о старых размолвках и начали междоусобицу на руинах города.

Именно в этот момент нанес удар оживший император. Используя тёмные силы, чтобы создать мощный Шторм Силы, он перенес мастера-джедая Люка Скайуокера на Бисс. Здесь Палпатин предстал перед Люком и продемонстрировал мощь тёмной стороны. Встретив бессмертного врага, Люк поступил неожиданно: чтобы одолеть тёмную сторону изнутри, он пал на колени и пожелал стать новым ситом-учеником императора.

К несчастью для Империи Скайуокер упрямо цеплялся за старые связи. Немедленно после назначения верховным главнокомандующим имперских сил Скайуокер получил доступ со сверхсекретным кодам, с помощью которых дистанционно управлялись мироопустошители, и передал неверный сигнал. Злоупотребление служебным положением позволило Скайуокеру, в частности, вывести из строя опустошитель «Глушитель-7», а также в различной мере помешать работе Палпатина.

Предательство Скайуокера не могло долго оставаться незамеченным. С самого начала Палпатин и его наиболее доверенные офицеры предполагали такую возможность. За спиной Скайуокера они докладывали императору о своих сомнениях. Палпатин их успокоил, напомнив, что военные достижения— не единственные возможные.

Палпатин незаметно парировал ходы Скайуокера, увеличивая приобретения и уменьшая потери. В конце концов, победа или поражение в одной битве или даже целой кампании, имело меньшее значение, чем обретение талантливого ученика, которым обещал стать Скайуокер. Это не было в новинку: во время Войн клонов он точно также планировал целые кампании, чтобы заманить в ловушку Энакина Скайуокера.

Когда на Бисс прилетела Лея Органа, чтобы попытаться спасти Люка, она лишь сама попала в плен вместе со своим мужем, Ханом Соло. Палпатин немедленно попытался обратить её в тёмную сторону, искушая с помощью джедайского голокрона, имевшегося в его распоряжении, и подталкивая её гнев рассказами о том, что он планирует переселить свой разум в тело её ребенка, когда тот родится. Но эта попытка дала обратный эффект: Лея перевернула кровать, на которой лежала, и убежала. Вначале Палпатин был доволен, но его ликование быстро обратилось в гнев, когда он понял, что Лея прихватила с собой джедайский голокрон. Люк Скайуокер помог сестре и Хану спастись, чтобы затем восстать против Палпатина.

Оказалось, что Скайуокер слишком опутан тёмной стороной, чтобы успешно противостоять своему новому учителю, даже несмотря на то, что он смог попасть в лабораторию клонирования и уничтожить все клонирующие цилиндры Палпатина. До того, как он закончил дело, Палпатин перенес свой дух в один из последних клонов. Люк попытался смутить Палпатина, заявив, что время, проведенное им в качестве ученика лорда ситов позволило ему узнать о слабостях Палпатина. Палпатин посмеялся над этим, схватил один из световых мечей, находившихся в лаборатории инапал на Люка. Несмотря на выдающееся владение стилем Джем Со, Люк не смог противостоять мощной технике боя на световых мечах Палпатина. Только сестра Лея Органа смогла придать ему необходимую силу.

Появившись назвёздном суперразрушителе «Затмение» над базой Пиннакл, Палпатин потребовал вернуть украденный голокрон и прислать Лею, которая была на это согласна, в обмен на заключение перемирия с Новой Республикой. Лея прибыла на «Затмение» и стала молить Люка о помощи. Скайуокер смог избавиться от покрова тёмной стороны и пойти против Палпатина. Взбешенный таким оборотом, Палпатин взмахнул синим световым мечом и нанес Люку удар. Несмотря на всю злобу Палпатина, Люк смог его одолеть после короткой, но жаркой схватки, и отсечь лорду ситов руку.

Но Палпатин не был побежден. Он вызвал Шторм Силы и направил её против флота Новой Республики. Однако близнецы Люк и Лея объединились и использовали светлую сторону, чтобы временно прервать связь Палпатина с Силой, отрезав ему управление вызванным Штормом Силы. Неуправляемый шторм уничтожил «Затмение», в очередной раз убив Палпатина, а парочка покинула корабль до того, как он превратился в ничто. Так закончилась Битва при базе Пиннакл.

После Битвы при Балморре два адепта тёмной стороны: Засм Катт и Баддон Фасс — начали уничтожать тайных клонов, до которых не добрался Скайуокер. Экзекутор Седрисс убил адептов за непокорность, а последний клон Палпатина продолжил покорение галактики.

Вернувшись в очередное тело, Палпатин продолжил терзать Новую Республику. Вооруженный смертельным супероружием, Галактической пушкой, и новым суперразрушителем «Затмение II», Палпатин заставил многие миры Новой Республики подчиниться имперской власти. Но несмотря на расширение империи, тело Палпатина разрушалось, он становился хилым и слабым.

уже того— император стал страдать от генетических изменений, которые внес в его клоны вероломный защитник суверенитета Империи Карнор Джакс. Палпатин пытался клонировать другие тела, но предатель смог испортить даже генетический материал основы. Находясь в быстро умирающем теле, Палпатин отправился на планету ситов Коррибан, чтобы просить совета у духов предков. Они посоветовали вселиться в тело новорожденного Леи — Энакина Соло.

Палпатин направил «Затмение II» к Ондерону, куда семья Соло отправила детей. Пока Новая Республика сражалась с имперцами, отряд джедаев, возглавляемый Люком, разыскивала императора. Они не нашли его на борту корабля, поскольку Палпатин спустился на Ондерон, чтобы найти Лею. Во время битвы Лэндо Калриссиан и R2-D2 проникли на флагманский корабль. Дроид нарушил работугиперпривода и установил координаты выхода из гиперпространства в месте нахождения Галактической пушки возле Бисса. Флагман ушел в гиперпространство несмотря на все попытки экипажа восстановить управление кораблем. Над Биссом оба супероружия столкнулись. Последний заряд Галактической пушки ушёл в сторону планеты и уничтожил тронный мир императора.

Тем временем, император обнаружил Лею и потребовал отдать ему ребенка. Она пыталась сопротивляться, но не могла противостоять Палпатину. Но прежде чем он успел осуществить свой план, появились Люк Скайуокер и два других джедая,Райф Исанна и Эмпатойайос Бранд. Палпатин убил Исанну и смертельно ранил Бранда, но был подстрелен разъярённым Ханом Соло.

Последнее тело умерло, и хохочущий дух императора полетел к новорожденному Энакину Соло, но был перехвачен умирающим Брандом, который бросился ему на перерез. Рыцарь-джедай связал дух императора со своей угасающей жизненной силой, забрав его с собой, так они стали едины в Силе. Браня и проклиная семью Скайуокеров, дух императора Палпатина отправился в глубины Силы, где каждый падший джедай оставался навсегда, чтобы не возвращаться в галактику, неся разрушения и хаос. Его ждало бестелесное, безумное существование, жизнь с незаживающей раной, беспрерывный ужас.

Дарт Сидиус, многими считавшийся величайшим лордом ситов, в конце концов, умер.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

© 2017 Вселенные и герои
Все упомянутые торговые марки, названия героев и вселенных принадлежат их законным правообладателям. Копирование материалов сайта без разрешения авторов ЗАПРЕЩЕНО и преследуется в судебном порядке.